Jun. 30th, 2013

...

Jun. 30th, 2013 11:03 pm
tatiana_gubina: (моя)
Ну вот, когда я начну рассказывать про своих девочек? Вы же ждете, когда я начну рассказывать про своих девочек, а я все не рассказываю и не рассказываю. И некоторые думают - наверное, там все совсем плохо, если не рассказывает. Потому что когда я последние разы рассказывала, то там так и было написано черным по белому, что все плохо. А потом - тишина. А потом я вообще сказала, что уйду в другой журнал, и ведь действительно ушла, и пыталась начать новую жизнь, а она все не начиналась и не начиналась... А ссылок я никому не давала, потому что ведь неохота давать ссылки на еще не начавшуюся новую жизнь, вот пусть она уже как-то получше начнется, разойдется эдак, ну чтоб было на что посмотреть, и тогда уж - милости просим. Но она, зараза, чего-то как-то не складывалась, и это не мудрено, потому что я всегда была тормознутой занудой, и перейти на новые рельсы мне никогда толком не удавалось. Хотя, конечно, иногда удается взбрыкнуть, и сойти с маршрута, и тогда я как загулявший трамвай, брожу по полям и лугам, там пахнет свежескошенной травой и прочими запахами, отсутствующими на трамвайных маршрутах, но тут мне приходит в голову мысль, что там же пассажиры на остановке ждут, а я тут гуляю, и надо возвращаться, и это все так банально и все как у всех, что даже и писать-то об этом незачем...

Так вот, про девочек. На самом деле, я все время рассказываю про своих девочек, вот прям почти каждый день рассказываю. Самой себе пишу в голове чудесные посты, интересные и познавательные. А когда я иду к компьютеру, чтобы их записать, то понимаю, что не смогу ничего записать, потому как будет непонятно, и сначала надо написать всю предысторию, а на предысторию у меня нет моральных сил. Позавчера я открыла файл, и решила просто продолжать ту историю, которую остановилась писать уж больше года назад - вот прям продолжить с брошенного момента, с июня 2010 года, и так и шпарить, как долбаный хроникер, от забора и до обеда, пока излагаемая история не сольется с переживаемой реальностью. Но из этого чудесного плана у меня тоже ничего не получилось, и я протупила над тремя абзацами, а потом закрыла компьютер и пошла купаться в синем море.

Так чтобы все-таки начать хоть с чего-нибудь (или вернуться хоть к чему-нибудь), я давайте сразу вам расскажу, что все и правда было плохо. В смысле, моя девочка так меня допекла, что я решила, что с меня хватит. И приняла решение. И чемоданы были собраны, и место в приюте ждало. И мне было так хорошо, что через пару-тройку дней вся эта бессмысленная и жестокая байда закончится, и я стану свободным человеком. И мне было уже наплевать, кто что скажет, и как я кому чего буду объяснять, потому что я знала, что ничего никому объяснять не буду, потому что все равно этого не объяснишь, это все можно только пережить. И расставались мы с ней так по-хорошему, по-людски, и поговорили по-человечески впервые за полтора года, целых полчаса, наверное, разговаривали, это очень много и очень долго, и она мне связно и подробно говорила спасибо за все, и вполне внятно объясняла, как и что она поняла за последние три года. И мы были как хорошие друзья, ну такие, не очень близкие по жизни, но прожившие много вместе, и вот мы расставались, и не было ни особо горько, ни жалко. Просто - жизнь. Жизнь свела, жизнь развела, так бывает.

А потом я не смогла. Сначала даже сама не поняла, что не могу, и когда позвонили из опеки и сказали, что все готово, и место в приюте ждет, и надо приехать и быстренько все подписать, я вдруг завела волынку про то, что сегодня как-то вот очень некогда, туда надо, сюда тоже надо, и вообще как быть с зимними вещами, и тогда мне сказали, что давайте уж тогда до понедельника. Я согласилась, что отложить до понедельника - это очень хорошая мысль, и уж в понедельник-то мы все и сделаем. А в воскресенье я поняла, что не смогу.

Собственно, этот понедельник был недавно, 10 июня, почему-то запомнилось. Мы с мужем приехали в опеку, и сказали, что мы понимаем, что больные на всю голову, но мы не можем. Нас спросили, хорошо ли мы подумали, потому как мы же объясняли за неделю до этого, почему мы принимаем такое непопулярное решение. Мы ответили, что подумали плохо, но оно как-то вот так. Нам пожелали удачи. Мы были тронуты, правда. Потом я себя как-то странно все время чувствовала - как будто после автокатастрофы, когда все уже закончилось, и понимаешь, что все живы и все ездит, и жизнь не то чтобы продолжается, а даже и не останавливалась ни на миг - это ты споткнулся где-то там, в закоулке мирозданья, и решил, что это мир летит на тебя всей своей массой, а мир и не думал ничего такого, миру вообще пофиг... У Высоцкого, помните: Тот, кто выжил в катаклизме, пребывает в пессимизме. Их вчера в стеклянной призме к нам в больницу привезли...

Отдыхать мы поехали туда, куда ездили последние пять лет - в самую южную точку Турции. Здесь знакомый продавец фруктов, который кинулся нас обнимать. Тут домики с деревянными балкончиками, которым я не знаю сколько лет, и по улицам бродят чьи-то породистые собаки в ошейниках, и знакомый аптекарь, а паркинг расширили, потому что не мы ведь одни такие умные... Неделю мы не могли понять, почему ни в нашем отеле, ни в соседнем почти нет гостей. Позавчера я открыла интернет и узнала, что в Турции беспорядки, и Ростуризм не рекомендует российским гражданам... Если бы я прочитала про все это неделю назад, мы бы сюда не поехали. У нас тут нет никаких беспорядков, они где-то там, далеко, за высокими горами, но мы бы все равно не поехали, потому что я бы побоялась. Поехали бы куда-нибудь еще, так бывает.

March 2014

S M T W T F S
      1
2345 67 8
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 09:05 am
Powered by Dreamwidth Studios