tatiana_gubina: (Дек13)
[personal profile] tatiana_gubina
Часть 6 здесь
Часть 6/2 здесь


В июле мы отправились на несколько дней в Коломну. Мои предки по маминой линии происходили из Коломны и окрестных деревень, и дом, в котором вырос мой дед, до сих пор стоит на окраине города по-над речкою, окруженный вишнево-яблочным садом. Дядюшка с семейством, получившие дом в наследство, используют его как дачу, периодически зазывая нас поучаствовать в сборе плодово-ягодных урожаев, или просто так – погостить пару дней.

Мне нравится туда ездить. Там хорошо, спокойно, тенисто и неторопливо. Когда родилась наша Самая Старшая дочка, двадцать с лишним лет назад, бабушка уезжала с ней «в деревню», проводя на природе четыре, а то и пять месяцев, пестуя ребеночка и неизбежно ворча на ребеночкиных родителей, молодых и легкомысленных, что редко приезжают, «не то» привозят, и вообще «ребенком не занимаются». Тем не менее, воспоминания о тех временах у меня сохранились самые трогательные, я до сих пор с умилением смотрю на рассохшийся дубовый порог между кухней и горницей, который моя доченька прилежно грызла, привольно ползая по дощатому полу старого дома и познавая мир во всех его неожиданных для младенца проявлениях. Там же она встала на ножки, лезла к горячей печке, позже – пряталась под лопухами, поливала перцы и ела малину с куста. Я люблю этот дом. Ему сто лет, и он был построен на месте другого, сгоревшего, по слухам, от руки соседей. Дядюшка, поздний сын моего деда, сохранял дом таким, каким помнил еще со времен своего детства – с клетью, из которой не выветривается сладкий дух подопревшей антоновки, сундуками в сенях, крытым двором и двойными «зимними» рамами, которые летом снимают и заталкивают на пыльный душный чердак.

Мы с девочками бродим по дому, разглядываем кухонную «рабочую» печку с конфорками и чугунками, и «парадную» печку в горнице, изразцовую, с медным колечком на заслонке, резной буфет и старое зеркало в тяжелой темной раме. На стене в горнице висит увеличенная и отретушированная фотография моего двоюродного деда, который пел в опере, а на противоположной стене – цветная литография начала прошлого века, изображающая даму, томную и лукавую.

 

   - Кто это? – спрашивает Старшая, разглядывая даму, - это твоя тетя?

      - Нет, это не тетя. Это просто так, дама на картинке.

     - А зачем ее сюда повесили?

      - Ну… для красоты, наверное… Решили, что это красиво, и повесили.

Она рассматривает другие фотографии на других стенах, больше не задает вопросов. Может, ей не очень важно, кто именно изображен на старых снимках. А может быть, стесняется, или не хочет снова попасть впросак. Я подхожу, рассказываю, объясняю, потом зову дядюшку, поскольку знаю не всё и не всех. Он с удовольствием включается, объясняет, увлекаясь подробностями не-теперешней жизни. Младшая крутится рядом, вглядывается в фотографии, переспрашивает. Потом, когда дядя уходит, долго всматривается в лица, и неожиданно говорит: «Это дом моих предков». Мне хорошо от этих слов. Значит, она тоже чувствует это… И для нее это так же важно, как и для меня – мы идем вслед за теми, что были до нас, мы плоть от плоти их, и кровь от крови, и дух от духа. Мы их продолжение, они дают нам силы, а мы им – память и благодарность. Да будет так во веки веков.

Я оборачиваюсь, ищу взглядом Старшую. Мне немножко не по себе, я не знаю, как я могу поделиться тем, что я сейчас переживала, со своим приемным ребенком. И надо ли этим делиться? Опять я наступаю на те же грабли – она ребенок в нашей семье, но у нее свое, отдельное прошлое, и другие люди наполняли это прошлое, и корни ее в другой почве. Мне трудно от этих мыслей, и неловко. Я чувствую себя как «богач», который и хотел бы поделиться с тем, у кого «добра» меньше, и не знает как, и боится обидеть, сказать или сделать что-то невпопад… Я вспоминаю, как рисовала с ней три родословных древа – наше, бывшей приемной семьи, и ее кровной семьи, и как это было наглядно и хорошо. Такой вот факт ее биографии, три семьи, наша – третья. Надо просто расслабиться, думаю я, и принимать все как есть. Оно, конечно, да… Но что говорить-то? Какие слова? Это твой двоюродный прадедушка? Это наша семья, и теперь она и твоя тоже. А предыдущая – отменилась? Я не знаю, как надо, как правильно… Родственники – это по крови? Или по любви? Или по воле неведомых, высших сил? По решению органов опеки…

Моя тетушка предлагает нам пойти купаться, и девчонки радостно бегут переодеваться. Тут же выясняется, что Старшая купальник взяла, а переодеться после купания ей не во что, а там дикий пляж, и не надевать же ей потом шорты на мокрое, и в одном купальнике по деревенской улице не пойдешь, и она стоит растерянная, бросив руки, и глаза ее полны слез… А я опять ругаю себя за то, что не проверила, не перебрала ее вещички, не собрала сама все в дорогу, но ведь если я каждый раз буду собирать ее в дорогу, то она так и будет жить, бросив руки, обмякнув всем телом, ожидая, что все как-то само собой сделается… а если не сделается, то и ладно… Вот и сейчас она уже лепечет что-то про «давай тогда вы пойдете, а я не пойду», и это огорчает меня больше всего – эта ее всегдашняя готовность никуда не ходить, ни в чем не участвовать, если вдруг возникает хоть малейшая заминка, затруднение, не говоря уж о реальных препятствиях.

      - Давай подумаем, что мы можем сделать в таких непреодолимых обстоятельствах?

Она смотрит на меня с опаской, слово «непреодолимые» явно сбивает ее с толку. «Прикуси свой язык, Таня, - говорю я себе, - ну не понимает она этих двойных смыслов!» Младшая понимает, и я так привыкла к этому пониманию… Младшая в таких ситуациях хохочет, и сразу смекает, что простое решение где-то совсем рядом, раз мама ехидничает, и она включает мозг, и тут же находит решение, а то и два. Да мало ли, к чему я привыкла, говорю я себе, то один ребенок, а то совсем другой, чего я жду от бедняги! Надо просто сейчас найти ей какую-нибудь цветастую тряпку, объяснить, что это «типа парео», и идти уже окунаться в прохладную речную водичку. А разбираться с затруднениями моя девочка научится когда-нибудь потом… Хотя, с другой стороны, мне, конечно, хочется, чтобы детка потихоньку привыкала включать мозги в таких вот, самых обычных житейских ситуациях. Тетушка втаскивает в комнату здоровенный мешок с «очень хорошими вещами, почти совсем не ношеными». Пышный ворох «бывших» юбочек, сарафанчиков и «смотри каких хороших цветастых тряпочек» падает на диван. Общими усилиями мы выбираем повеселевшей детке юбку на завязочках, «а сверху я полотенцем прикроюсь», - говорит она, и я радуюсь, какая у меня девочка сообразительная. Мы выходим из прохладного, темноватого дома в жару и пыль, и мне становится так хорошо, как в детстве, потому что я знаю, что за поворотом тропинка пойдет с обрыва резко вниз, а внизу – речка!

Мы купаемся, едим ремонтантную малину, плодоносящую все лето, посещаем Кремль и набираем множество коробок в музее пастилы – обычной яблочной пастилы, и клубничной, и той, что «для трезвости» - забавный подарок родным и близким. Прохладным вечером мы гуляем по нашей деревенской улице, разглядывая домики – многие с резными карнизами и наличниками, с аккуратными палисадниками, полными цветов. Я ловлю себя на том, что гуляю не «просто так», а как будто «показываю» этот мир своей новой детке, старательно восполняя пробелы и пустоты, зияющие, как мне кажется, в ее картине жизни. Смотри, детка, какие домики – аккуратные, разноцветные, а закат какой красивый, и запах летний, теплый, цветочный, давай вдохнем глубоко-глубоко, и все плохое уйдет, а все хорошее придет и останется с нами…

Мне упорно вспоминались «малышовые» времена моих собственных детей, когда мама превращается в «акына» - что вижу, о том пою. «Вон собачка побежала, а вот машинка проехала, а там, гляди, домик стоит, какой красивый домик, из трубы дым идет, и зачем это люди летом печку топят, может, пироги пекут, вкусные!» Поток слов льется бездумно и плавно, и ребенок впитывает слова и смыслы, и знания о мире укладываются, утрясаются, роятся и уплотняются, и мир предстает глубоким и ярким, привычным и одновременно неожиданным, подробным и «густым». Проходит время, и вот уже мама, в свою очередь, слушает свое дитя, чьи слова льются так же бездумно и доверчиво. Мама и ребенок – два собеседника, два творца, исследователя, товарища. Казалось бы, ничего особенного, у кого-то была эта ни к чему не обязывающая болтовня с мамой, у кого-то ее не было. Глядя на свою «новенькую» девочку, я от всей души сожалела, что в ее жизни этого не было. Не привыкла она озвучивать свои впечатления, подбирать слова к мыслям и чувствам, соединяя то, что внутри, с тем, что снаружи. Может, поэтому она с такой скукой смотрит на вещи привычные, и с недоумением, а иногда и со страхом – на непривычные и незнакомые. Окружающий мир она воспринимает как будто «вскользь», словно смотрит и не видит, слушает, но не слышит. У меня было странное ощущение – как будто она живет в каком-то «разреженном» мире, ускользающем и зыбком… Или это не мир ускользает, а сама она как будто исчезает, уворачивается от реальности, растворяясь в миражах… Я трясла головой, отгоняя призраков, и звала:

      - Девчонки, смотрите, какой колодец!

      - Где колодец? – спрашивала Старшая.

      - Да вот он.

      - Это что, коло-о-одец?

      - Ну помнишь, в книжках, в сказках, там люди все время набирают воду из колодца?

Она неуверенно сообщает, что слово «колодец» слыхала, но думала, что «колодец» - это то же самое, что и «колонка». Колонку, голубой столбик с ручкой, она знает. Если ручку покачать, то пойдет вода. Вот она и думала, что и в сказках воду набирали именно так. Она объясняет все это медленно, невнятно, с трудом подбирая слова и то и дело замолкая. Я жду, пока она найдет нужное слово, и выговорит его сначала и до конца – у нее есть эта странная манера начать говорить слово, но «бросить» посередине, как будто она не знает окончания. Я потихоньку подбадриваю и уточняю. Наконец, «работа говорения» сделана. В ответ я объясняю, как устроен колодец – про цепь, и ведро, и цепь накручивается на барабан, а еще бывает «журавель» - такая длинная палка, как рычаг… Через некоторое время она спрашивает: «А кто наливает воду в колодец?», и я пускаюсь в рассказ о грунтовых водах и слоях почвы. Я переживаю, что опять получается какая-то «лекция», да она особо и не слушает, и я перестаю говорить, а моя детка как будто и не замечает, что я замолчала. На всякий случай спрашиваю, поняла ли она про колодец и воду? Она говорит, что «вроде поняла», и я боюсь переспрашивать, что же она там поняла, потому что тогда получится не просто лекция, а целый экзамен, а мы же просто гуляем…

Слов она не знает очень и очень многих. К таким изыскам как «флюгер-мансарда-карниз-щеколда-штакетник» я даже близко не подступаюсь. Нам бы с «крыльцом» разобраться, девочка моя слово-то слыхала, и смутно понимает, что это что-то такое, связанное со входом в дом, но вот что именно? «Чердак» вызывает у нее сомнение и озабоченность, или вот, например, «гравий» – красивое слово, но совсем непонятное! Она не знает многого, что мне самой кажется заурядным, повседневным и общеупотребительным. Ну вот, «скамья», например – как может прийти в голову, что кто-то не знает таких простых вещей! Лавку она знает, а скамью - нет. Я повторяю про себя – «ска-мья, скамь-я», как в детстве, когда вдруг начинаешь «пробовать на язык» какое-то слово, то разбивая на слоги, то произнося его быстро-быстро много раз подряд, и вот оно сливается само с собой, и «палкапалкапалкапалка» вдруг превращается в «копал», а потом и вовсе теряет смысл… Вот и теперь слово «скамья» начинает растворяться, и я сама уже не знаю, значит ли оно что-нибудь, или это просто набор звуков, протискивающихся между нёбом и языком… Она его не знает, и я его не знаю, ну и ладно, зачем его знать-то?

Я, как и всякий приемный родитель, изо всех сил хотела «восполнить пропущенное». Вот жил ребенок в детском доме, или в доме малютки, или в неблагополучной семье, не получал должного количества заботы и информации, и «пропустил» что-то важное. Теперь нужно дать ему побольше, заниматься с ним поусерднее, объяснить поподробнее, прочесть непрочитанное, посмотреть непосмотренное. Мне так хотелось дать моей девочке все, что только можно! Красивую одежду и обувь, чистую кожу, радостную улыбку, добросердечные отношения. Книги и фильмы, прогулки в парках и концерты, балет и оперетту. Вкусную еду и веселье за столом, добрых друзей и умных, чутких, заботящихся взрослых. Хотелось дать ей ума и доброты, нежности и стойкости. Только как ей это дать? Еду и обувь можно купить в магазине, и сводить на концерт, и найти интересную книжку… если, конечно, она станет ее читать… С добротой, хорошими отношениями, да и любовью – посложнее, «дать» можно только то, что сам имеешь, а много ли той доброты и любви у меня самой? Иногда от этих мыслей меня охватывало чувство беспомощности - ну что я могу? Вот только лить знания на ее бедную голову, и покупать ей красивые туфли. А все остальное – судьба…

Тетушка настояла, чтобы мы забрали мешок с юбками и сарафанами. «Смотри, сколько хороших вещей, - убежденно говорила она, - зачем ты будешь лишние деньги тратить, здесь же все есть!» Отказать я ей не могла, хотя тащить эти богатства домой не очень хотелось. Тетю я понимала, мешок стоял в кладовке годами, выкинуть жалко, продать невозможно, отдать некому. А тут случай такой – и родственникам помогаешь, и от лишнего груза избавляешься. Ей приятно, нам, вроде, полезно. А вот почему совершенно посторонние люди норовили отдать нам «кое-что для девочки», мне было непонятно. Пару месяцев назад на дне рождения у свекрови ко мне подошла ее давнишняя подруга, которую я видела раз в жизни лет десять назад, крепко взяла меня за руку и радостно прошептала: «У меня есть кофточка для вашей девочки!» Это было так странно, я чувствовала себя неловко. Вряд ли она думает, что нам, в нашей многотрудной жизни, нужна материальная помощь. Не то чтобы я была против обмена вещами… Я иногда забираю у своих хороших подруг вещи, из которых выросли их дочки, и сама с удовольствием отдаю, если кому-то что-то пригодится… Так то – подруги, или близкие родственники. Но при чем тут люди малознакомые? Потом я поняла – должно быть, у людей срабатывают какие-то инстинкты. Ты вдруг узнаешь, что где-то относительно рядом живет приемный ребенок, иными словами - сирота. А «сирота» - это такое слово, которое «запускает» что-то такое в человеке… Что-то, что требует действий. Пусть даже таких небольших, скромных действий, как – «отдать кофточку». С тех пор, как я с этим разобралась, я стала с благодарностью забирать все, что мне отдают. Ничего страшного, даже если нам не пригодится, я найду, куда эту вещь пристроить. Но я не имею права отказывать тем, кто решился помочь сироте. Это не для меня, и даже не для нее. Это – для того человека, который отдает.

Вечером, после ужина, тетушка уселась вышивать. «Очень успокаивает», - объяснила она. «Покажи», - я заинтересовалась не на шутку. Если эта штука действительно успокаивает, то надо бежать в магазин и срочно покупать. Когда-то в детстве я вышивала крестиком, и парочка «буратин» время от времени попадалась мне в маминых архивах. Но то в детстве, да и крестик – работа кропотливая, попасть надо точно в уголок, иголкой колешься, и пяльцы у меня почему-то все время слетали с ткани. Тетя протянула мне свое рукоделие. «Здесь шерстью вышиваешь, - объяснила она, - очень легко!» Канва была крупная и жесткая, пяльцы не нужны. Игла толстая, тупая, здоровенная. Разноцветные шерстяные нитки, мягонькие и пушистые, прилагались в комплекте. «Дивная вещь! – оценила я, - где берешь?» Получив от тетушки подробные пояснения и ценные советы, я решила, что непременно куплю и попробую. Это здесь, в гостях, под нежный шепот духов предков, мне полегчало. А дома, в четырех стенах, с нашей «новорожденной» на руках, иногда так подкатывает, что кажется – вот-вот свихнусь…

Когда мы уезжали, тетя подарила нам красивый том «Айвенго». Вернее, сначала она хотела подарить его моей девочке, чтобы та «читала и развивалась». Я перехватила ее взгляд - Старшенькая наша смотрела на книгу с таким отчаянием… Я ее понимала. Вот дал ей мой муж «Легенды и мифы Древней Греции», и нужно эти легенды читать, и запоминать, а потом еще и пересказать требуют! А теперь, наверное, кроме легенд, еще и эту книгу… книжищу… Она даже не спросила, что означает название, и руки не протянула, и вежливое «спасибо» не прозвучало, хотя я знала, что она очень любит подарки. «Айвенго» действительно выглядел впечатляюще. И обычный том, из собрания сочинений – не маленький, роман этот длинен, населен разнообразными героями и полон сюжетных поворотов. А эта книга была издана специально для детей – большой формат, крупный шрифт, картинки. Вот удивительное дело! Я ведь знала, что моя девочка не любит читать, и куксится на книжки, и будет долго отнекиваться, а то и злиться, и пару раз зашвырнет этот прекрасный том куда-нибудь под кровать, прежде чем я «не мытьем так катаньем» усажу ее читать. Но почему-то мне так хотелось, чтобы сейчас она взяла эту книгу с улыбкой, как будто она безмерно рада, и счастлива, и полна нетерпения приняться за чтение… Вот зачем мне это надо? Сделать вид перед тетей, что у меня не ребенок, а сгусток культуры и интеллекта? Но тетя уже сама поняла если не все, то многое, и вряд ли питает иллюзии относительно нашей Старшенькой…

      - Мама, а помнишь, ты обещала, что будешь читать нам вслух, – неожиданно подала голос Младшая, - давай ты будешь читать нам вслух эту книгу!

Я вздрогнула. Ну да, ну да, действительно, пару раз я заводила разговор о том, что хорошо бы нам хоть иногда всем вместе садиться, и читать вслух. Пару рассказов Чехова, например. Сонеты Шекспира… Ну, хорошо, пусть будет шекспировская трагедия – одна какая-нибудь… Но Айвенго!

      - И ты хочешь, чтобы я вот это вот, - я оглянулась на тетушку, - вот эту самую чудесную толстую книжку читала вам вслух?

      - Очень хочу, мамочка, - простодушно подтвердило дитя.

      - Ладно. Только читать будем по-очереди.

      - Ну вооот, - затянула Младшенькая, - давай лучше тыыы…

      - Ее вообще-то не тебе и не мне подарили. Может, хозяйка сама захочет ее прочесть, единолично.

Яя посмотрела на Старшую. Та неуверенно огляделась, видимо, в поисках «хозяйки», и я подтвердила, что это о ней идет речь, и, может быть, она сама будет читать «Айвенго»…Тетушка, слушая наш разговор, сказала, что дарит книгу нам всем вместе, и это уж наше дело, кто и как будет ее читать.

       - Главное, чтобы на пользу пошло, - сказала тетя.

       - Ну что, сама будешь читать? - спросила я у Старшей, - Потом нам расскажешь, - добавила я не без умысла. Та затрясла головой:

       - Лучше давайте вместе!

Вместе, так вместе. «Вместе» - хорошее, доброе слово. Только иногда его почему-то становится слишком много…

                                                                      Продолжение следует...

Date: 2014-03-14 09:03 pm (UTC)
From: [identity profile] marmir.livejournal.com
Спасибо, что пишите! Всегда, когда я вижу, что вы очередную главу выставили, радуюсь и не могу дождаться, когда будет время прочитать :)

Date: 2014-03-16 06:29 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Спасибо! Это очень радостно слышать)

Date: 2014-03-14 09:05 pm (UTC)
From: [identity profile] annavinograd.livejournal.com
Таня, спасибо Вам. В свете некоторых событий вообще не хотелось читать ничего, кроме политических новостей. Но вот три новые части вашей истории сразили меня.
Где Вас искать, кесли ЖЖ таки прикажет долго жить? Хочется эту историю дочитать до хэппиэнда.

Date: 2014-03-16 06:31 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Хм. Вообще-то у меня где-то есть дрим, но я туда не перекачивала года два, наверное. Вообще надо найти, наверное, а то чего-то жж глючит, вчера не открывался. У него бывает, конечно, время от времени, впадает в кому, но в свете тех самых событий может лучше перестраховаться.

Date: 2014-03-14 09:06 pm (UTC)
From: [identity profile] janemouse.livejournal.com
Слушай, вот ты такие простые вещи пишешь, но очень важные.
Про людей, отдающих кофточку - для сироты.
Про желание непременно восполнить пробелы в образовании, в понимании.
Про всякие мелочи, которых мы и не замечаем...

А вслух, кстати, я своим читаю иногда.
В том числе и толстые книжки.

Date: 2014-03-16 06:37 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
А вы толстые книжки дочитываете? С начала и до конца?

Date: 2014-03-16 06:44 am (UTC)
From: [identity profile] janemouse.livejournal.com
Когда как.
Если едем в поход или поездку, то иногда успеваем дочитать.
Как-то раз сидели на вокзале, уже вернувшись из похода, и дочитывали...

А иногда я читаю первую треть, а дальше уже легче идет.
Когда уже все персонажи знакомы, и сюжет начал закручиваться.

Date: 2014-03-14 10:28 pm (UTC)
From: [identity profile] charlotka.livejournal.com
Спасибо, что делитесь этим. Вы меняете мир вокруг себя.
Спасибо, правда.

Date: 2014-03-16 06:45 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Спасибо, что читаете:))

Date: 2014-03-15 04:18 am (UTC)
From: [identity profile] v-s-e-horosho.livejournal.com
Читаю каждый ваш пост с замиранием, как дневник путешественника, маленькими шажочками пробирающегося по полной опасностей неизведанной земле. Жду продолжения!

Date: 2014-03-16 06:46 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Я себя именно так иногда чувствую - как путешественник, пробирающийся маленькими шажочками... Который все время думает - а зачем я туда пошла? А туда ли я пошла? и правильно ли я иду?

Date: 2014-03-15 06:50 am (UTC)
From: [identity profile] katevnik.livejournal.com
спасибо, Таня, что продолжаете писать!

Date: 2014-03-16 06:48 am (UTC)

Date: 2014-03-15 08:24 am (UTC)
From: [identity profile] oxandr.livejournal.com
Вы так здорово описали дом, и прогулку по деревне, я как будто сама там побывала...

Незнание простейших слов зацепило - мои дети в англоязычной среде растут. И мы то там, то сям спотыкаемся на, казалось бы, элементарных словах.

Date: 2014-03-16 06:53 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
вы на английских элементарных спотыкаетесь? или на русских?

Date: 2014-03-16 07:37 am (UTC)
From: [identity profile] oxandr.livejournal.com
На русских. С английскими тоже бывает, но реже.

Date: 2014-03-15 09:53 am (UTC)
From: [identity profile] bagi-ra.livejournal.com
Спасибо!

Date: 2014-03-16 10:25 am (UTC)

Date: 2014-03-15 02:31 pm (UTC)
From: [identity profile] nove-ali.livejournal.com
Для меня тоже одно из самых непростых дел -- понять, чего дети не знают. И наитруднейшее, сделать так, чтобы захотели узнать.

И постоянное Валеркино: мама, я правда не тупой?

Date: 2014-03-16 10:26 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Сделать так, чтобы захотели узнать, да, это такой почти полет в космос:))

А почему он сомневается?

Date: 2014-03-15 04:24 pm (UTC)
From: (Anonymous)
Запоем прочитала истории приемных детей и вашу личную, и думаю что основная закавыка изначально в том, что ребенок в 11 лет у вас родился как бы без "выбора", первичной необходимой симпатии. Я прочитала в одном из сайтов по усыновлению и попечительству, что брать детей старше 10 лет трудней всего, и необходимо , чтобы было первичное душевное единение. А так получилось, что и ребенка первоначально, может быть и вы не очень устраивали. Если бы это было из детского дома, то и вы и она скорей всего в это конкретное время друг друга не выбрали бы. Обычно я комментарии не пишу, но тут и вас и ее я хорошо понимаю. Часто бывает. что детей "воскресных" от предыдущих браков супруга(и) не принимают, а ведь в их судьбе, даже принимать участие обычно не надо, у него родители есть. Как-то так...

Date: 2014-03-16 10:33 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Жалко, что Вы анонимно.

Соглашусь, что это закавыка. Я позже потом думала об этом - вот этот "ход" судьбы, когда никто никого не выбирал, не мечтал, не ждал и, в сущности, не особо хотел, а оно само собой в такую вот конструкцию сложилось, в данном случае, видимо, дало скорее минусы, чем плюсы.

Не соглашусь, что это основная закавыка. Думаю, любовь могла бы сложиться и с теми входящими, которые были. К тому же, далеко не все берется "привязанностью" - тут я иду против популярных "великих умов" и несгибаемых авторитетов "теории привязанности", но! Не все - от "привязанности". Настаиваю.
Много было других закавык, увы.

Date: 2014-03-15 04:38 pm (UTC)
From: [identity profile] marsia.livejournal.com
Спасибо Вам огромное за Ваши тексты. Много восхищения и до слез, очень хочется, чтобы все это стало книгой, очень нужной многим родителям.

Date: 2014-03-16 10:34 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Про книгу был разговор. Думаю, когда допишу, так и будет.

Date: 2014-03-15 05:52 pm (UTC)
From: [identity profile] mama-ulisa.livejournal.com
Спасибо за продолжение. Я хочу читать сыну долго, пока слушать будет. Мне это представляется таким уютным. А картинка в голове из рассказов про Володеньку Ульянова)))) "А вечерами Мария Ильинична читала детям под круглым абажуром" Вот такой зигзаг нашего советского образования. Я сейчас такое удовольствие получаю, читая вслух Бианки, Пришвина.

Date: 2014-03-16 10:37 am (UTC)
From: [identity profile] tatiana-gubina.livejournal.com
Думаю, про Володеньку Ульянова - это вполне понятно, почему. Такой мальчик, у которого была нормальная жизнь, с круглыми абажурами:)), при этом одобряемая и даже пропагандируемая совецкой властью:)))

А мне иногда хочется пьесы читать, по ролям.

Date: 2014-03-15 08:15 pm (UTC)
From: [identity profile] gvops.livejournal.com
Спасибо!

Date: 2014-03-16 10:37 am (UTC)

Date: 2014-03-16 11:23 am (UTC)
From: [identity profile] estellla.livejournal.com
Спасибо!

March 2014

S M T W T F S
      1
2345 67 8
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 11:12 am
Powered by Dreamwidth Studios