tatiana_gubina: (Дек13)
[personal profile] tatiana_gubina
Это продолжение.
Часть 5 здесь
Начало всей истории здесь

     - Оооо! Добро пожаловать, добро пожаловать, добро пожаловать!

Турецкие хозяева открывали объятия, выражая искреннюю радость нашему приезду. Почему бы и нет? Приезжаем третий раз, на две недели, снимаем большой номер с двумя спальнями, еще и ужинать у них будем время от времени – для маленькой семейной гостиницы «на отшибе» наше семейство действительно – подарок. Имеет смысл запоминать наши имена, завлекать нас кулинарными изысками и восторгаться, как умны и красивы наши дети.

Младшая успела пообниматься со всеми – с хозяевами, поваром и горничными. Старшая неуверенно поднимала руки, опасливо обнимала незнакомых людей, поглядывая на меня – это что, так надо?

    - Как ее зовут, простите меня, я забыла, - спросила меня Хайрие, хозяйка гостиницы.

Я назвала имя.

    - Ну конечно, как я могла забыть!

Забыть она не могла, поскольку видела нашу девочку в первый раз в жизни. А вот имя действительно было знакомое, «с прошлого года». Все же не очень удобно, что у них одно и то же имя на двоих!

    - А ту как зовут? – хозяйка показала на Младшую, которая радостно висела на шее у кого-то из горничных. Горничная была новенькая, но Младшую это нисколько не смущало, для нее это были «люди, которые ей рады». Не знакомы, так познакомимся, какие проблемы!

Я снова назвала то же имя. «Простите?» - переспросила хозяйка. Я подтвердила – да, обеих девочек зовут одинаково. Она стояла, переводя задумчивый взгляд с одной на другую, потом на меня. Я улыбалась.

Это была та самая ситуация – когда не знаешь, как себя вести, и от этого делаешь идиотски-счастливое выражение лица. А как тут можно себя повести? С ходу, на пороге пуститься в объяснения, что вот, мол, случилось у нас тут прибавление в семействе, девочка приемная, совпадение имен случайно… Переживание было сильным. Со стороны кажется – подумаешь, пустяк, кому-то что-то объяснить по ходу дела. А в тот самый момент, когда слова должны вырваться на волю, вдруг понимаешь, что это не пустяк. Это моя позиция, мое собственное, глубинное отношение к происходящему в нашей жизни. Кто эта девочка – моя дочь, пусть приемная, но – дочь, член нашей семьи, одна из нас? Или…

   - Красивое имя, правда? - сказала я. Хозяйка посмотрела на меня, как мне показалось, сочувственно. Интересно, что она подумала? Что я ненормальная, называющая всех своих детей одним и тем же именем?

Мы купались, загорали, ели и разъезжали по окрестностям. И еще спали – о, как я люблю спать днем! Девочки в это время плюхались в бассейн, или сидели в тенечке в саду – в любом случае они были вместе, и я думала о том, как это удобно, что их двое. Это было настолько удобно, что через несколько дней я поймала себя на том, что свалила все воспитательские функции на Младшую. Младшая учила Старшую, что нужно брать на пляж и как складывать сумку; как полоскать и развешивать купальники, что делают с мокрыми полотенцами, как включать кондиционер, а главное – что нужно делать, если очень хочется арбузного сока, а мама спит. О результатах обучения по извлечению арбузного и дынного сока, а также прочих вкусняшек из кухонных недр отеля я узнавала по счетам, которые приносили подписывать на следующее утро.

    - Мама, ну ты же спала! – с чувством собственной безусловной правоты восклицала Младшая, - ты крепко и сладко спала. А пить очень хотелось, такая жара была!

    - Я только один! – начинала оправдываться Старшая, хотя ее никто ни в чем и не думал обвинять, - я один попила! А второй она меня заставила!

Ну вот почему, интересно, она все время оправдывается? Вот спросишь, например, - «Где мои очки?», и тут же услышишь в ответ – «Я не знаю, я не брала, я вообще была в другой комнате!». Каждый раз вспоминался анекдот про школу: «Где Мадагаскар?» «Не знаю, я не брал!» Эх…

    - Как же она тебя сок пить заставила? К стулу привязала?

Старшая смотрела недоуменно и настороженно, и немного обиженно, и на меня, и на Младшую, которая уже успела рассмеяться. А я думала, что если я продолжу свои шуточки, то придется объяснять каждое слово, и почему все смеются, и что смеемся мы вовсе не над ней, а просто я всегда ехидничаю, но она же не знает слова «ехидничать», и… И ничего хорошего не будет, а будет опять словесное болото.

   - Да пейте на здоровье, - отмахивалась я, - только с мороженым поосторожнее, оно, как вы знаете, холодное, а от холодного мороженого бывает, болит горло. - Дети кивали, как всегда кивают дети, когда им говорят что-то неизбежное, но совершенно не нужное…

Через несколько дней мы отправились в ущелье Сакликент, бродить по холодной мелкой речке. Речка образуется из водопада, который низвергается с гор где-то там, в верхнем течении. Десятки людей бредут по галечному руслу против течения, наслаждаясь прохладой быстрой воды, мощными скалами, вздымающимися по краям, и животворным ощущением погружения в стихию. Такой доступный экстрим для расслабленных туристов. На самом деле, в стихию погружаешься всего-навсего по щиколотку, ну и на порогах иногда промокают шорты, и самый большой риск, который поджидает тебя – это потеря резинового тапка. Чем ближе к водопаду, тем более каменистым и порожистым становится русло, и ты уже с завистью смотришь на российских нарядных тетенек и немецких дяденек в спасательных жилетах и касках, которые обзавелись проводниками – мускулистыми мужчинами в спортивных трусах, бодро кидающими своих подопечных через скалистые препятствия.

Мы упорно шли вперед, влекомые любопытством и главой семейства, который, как истинный мужчина, провозгласил, что уж он-то дойдет до истоков, и непременно увидит водопад, и никакие пороги ему не помешают. Мы верили и шли, благо идти было приятно, и грядущий подвиг не представлялся обременительным. На очередном повороте я заметила, что Старшая как будто хромает.

    - Что случилось?

    - Ничего, - ответила она, и потерла одной ногой о другую. Нога была босая.

    - Тапок потеряла?

    - Я не теряла!

    - Ну так надень, чего ж ты босиком по камням!

Она стояла на одной ноге, держа босую ногу немного на отлете, и молчала.

    - Детка, тапок-то где?

Детка заозиралась по сторонам, как будто эта мысль только что пришла ей в голову – «где же мой тапок?»

    - Деткааа! Ты тапок-то потеряла?

    - Нет.

    - Сняла?

    - Нет.

    - Так где же он?

Она молчала, голова ее начала опускаться вниз, а глаза наливаться слезами. Откуда-то издалека раздавался голос мужа, который не то звал нас вперед, не то, пытаясь перекричать шум воды, интересовался, что там у нас случилось, и почему мы стоим, а не идем.

    - Да подожди ты плакать! Ты мне скажи – тапка у тебя нет, правильно?

Она затрясла головой – мол, нету тапка.

    - И где он, ты не знаешь.

Она снова затрясла головой – не знаю, не знаю…

    - Потерялся тапок, да?

    - Он сам потерялся, - выкрикнула она, - я не теряла, я не знала, я просто стояла, вот так! – и она попыталась принять позу, изображающую, как она стояла, когда тапок уплыл.

Ну да, понятно. Языковые тонкости, которыми я пренебрегла, для нее были существенны. «Ты потеряла тапок» и «тапок сам потерялся» - это же совершенно разные вещи! Это как земля и небо, огонь и вода, белое и черное. Он потерялся сам, без ее малейшего участия, и зря ей пытаются приписать вину, и возложить на нее бремя ответственности, и взыскать, и призвать к ответу!

    - Ну что ж вы стоите-то, - раздался возмущенный голос мужа, - я уже тот порог прошел. Нет, ты видела, какой там порог? Там половина назад поворачивает, а я прошел! Пойдемте, я вас тоже перетащу. Там дальше, говорят, еще круче есть.

    - А почему ты здесь, а не там? Ты же его прошел?

    - Так я вернулся! Руку ободрал, когда назад лез. Пойдемте скорее, там так интересно!

Пришлось грустно сообщать мужу, что дальше мы пойти, судя по всему, не сможем, потому как тапок потерян, а дитя хромает.

    - Я так пойду! – самоотверженно сказало дитя, - я могу, мне нормально. – Обнаружив, что ее никто не ругает и за тапок не взыскивает, она явно оживилась, и говорила голосом если и не веселым, то вполне бодрым и внятным.

    - А ты где его потеряла-то? – спросил муж.

Голова ее снова опустилась, плечи согнулись, глаза наполнились слезами:

    - Я не теряяял…- всхлип, - лааа…

    - Она не теряла, он сам потерялся, - встряла я. – Ну какая тебе разница, где он потерялся, все равно он уже давно уплыл на ресепшен, и там его, возможно, уже выловили ловкие и шустрые продавцы резиновых тапочек.

    - Там отмель, - рассудительно сказал муж, ткнув в сторону ниже по течению, - видела, там потерянные тапки причаливают. Если потеряла где-то здесь, то есть шанс там его поймать.

    - Я не теряялааа, - снова взвыло дитя.

    - Да помолчи ты, ради бога! Мы же не тебя обсуждаем, а способы спасения тапка.

Муж отправился к отмели.

Я думала о том, почему этот ребенок никогда не сообщает о возникшей проблеме, даже мелкой. Последнее время это стало камнем преткновения. Любое маленькое затруднение, не будучи решенным вовремя, превращалось в проблему. Вот, например, оторвалась лямка у купальника – ну так скажи сразу, пока мы еще дома, и я возьму иголку с ниткой, и через две минуты все будет в порядке. Увы! Оторванная лямка предъявлялась миру только по приходу на пляж, одеть купальник оказывалось невозможным, дитя клонило голову и наливало глаза слезами, и утверждало, что «так посидит». Я представляла, как она «так посидит» несколько часов на солнце, или даже в тени, без купания, перегреется, у нее будет болеть голова, или случится тепловой удар, и понимала, что мне проще сходить с ней назад, в гостиницу, и пришить эту чертову лямку. На пару с мужем мы объясняли нашей девочке, как легко и прекрасно сообщать о возникшей проблеме сразу, и никто ее ругать не будет, а просто мы возьмем и проблему решим, и все будет хорошо. Мы объясняли. Мы просили. Мы напоминали и увещевали. Мы подчеркивали, что нерешенная вовремя проблема создает затруднения не только для нее, но и для всех остальных, и это в конце концов просто нечестно, ничего никому не говорить, и ждать, пока все в это не упрутся. Все было тщетно.

Вот и сейчас – то же самое, как говорится, тем же концом по тому же месту. Ну скажи она сразу, что тапок уплыл, и поймали бы его, или покричали бы тем, что идут сзади, и кто-нибудь да выловил бы резинового беглеца, хохоча и гордясь своей ловкостью. А сейчас что? Она-то, конечно, «пойдет дальше». Хромая, всхлипывая и поджимая ногу, герой-пионер. А я буду чувствовать себя виноватой, что тащу босого ребенка по камням ради собственного удовольствия.

Муж вернулся ни с чем, и мы, посовещавшись, решили повернуть назад. «Мы же вернемся сюда еще раз!» - сказала оптимистичная Младшая. «Эх, там такие пороги впереди!» - сказал муж. «Надо было запасные тапки взять, - сказала я, - чего я не сообразила!» Детка наша ничего не сказала. Она вполне бодро шлепала по воде босыми ногами и, кажется, была вполне довольна жизнью.

В море она чувствовала себя как рыба в воде, не боялась ни глубины, ни скал, о которые бились небольшие волны, и без устали ныряла. Маска и трубка открыли ей прозрачную четкость подводного мира, и она снова и снова уплывала разглядывать серые камни и неярких рыбок средиземноморья. Серебристые стайки вызывали у нее бурный восторг, и она то и дело норовила рассказать, какая необычная рыбина проплыла мимо нее на этот раз. «Она за мной плыла, - с замиранием говорила наша девочка, - наверное, я ей понравилась!» Потом прибавляла: «Интересно, что она обо мне подумала?» «Наверное, подумала, что мимо плывет какая-то странная рыба без чешуи!» Она смеялась, ей нравилось представлять себя рыбой. Я радовалась, что мы с мужем настояли на том, чтобы она научилась плавать, и удивлялась тому, как она умудрилась не научиться раньше – ведь в бассейн она ходила, по ее словам, года три…

В целом мы проводили время так же, как всегда. Вернее, почти как всегда. Наверное, лучше было бы сказать – мы старались, чтобы все было как всегда – спокойно, расслабленно, с удовольствием и умеренной, ненавязчивой пользой. Мы купались, загорали, ездили по окрестностям, гуляли по нашему маленькому городку, ели в ресторанчиках вкусную рыбу и «мезе» - турецкие закуски на маленьких тарелочках. Все было вроде бы таким же, и – не таким. Ощущение чужеродности сохранялось, и как бы я ни пыталась себя уговорить, что эта девочка теперь «моя», на самом деле я чувствовала себя как хозяйка, принимающая и развлекающая гостя. Гостю должно быть хорошо, ему надо все показать и объяснить, гостя надо развлечь, гость не должен чувствовать себя покинутым. Но гость рано или поздно уедет… А наша девочка будет с нами всегда, и как бы так сделать, чтобы и ей и нам было хорошо?

Кроме ощущения понятной и практически естественной на данном этапе совместной жизни чужеродности, меня не покидало вялотекущее, то затухающее, то с новой силой вспыхивающее раздражение. Меня раздражало, что она все забывает – вещи и слова, объяснения и просьбы. «Я ззз.. ну это…за… забы… забыла». Ну забыла! Ну бывает!!! С каждым ведь бывает, правда? И со мной бывает… Меня раздражало, что она постоянно одевает вещи шиворот-навыворот. Постоянно!!! Меня бесило, что она слушает, кивает, говорит «поняла», и потом идет и делает все наоборот. Ну не поняла. Бывает!!! С каждым!! Меня раздражало, как она ходит – шаркая ногами и повесив голову. Чуть оставшись без внимания – садится и раскачивается, раскачивается, долго, без остановки, неумолимо и беспощадно… Я же должна ее жалеть. Жалеть, сочувствовать, открывать ей свое сердце, душу, принимать ее, отогревать, любить, в конце-то концов… А я – я раздражаюсь, и «бью копытом» в нетерпении, когда же оно уже все утрясется-устаканится, и этот ребенок станет не таким…эээ… а совсем другим… И мы заживем долго и счастливо…

Одновременно с переживанием чужеродности и острыми приступами раздражения, присутствовало и третье чувство – радости и почти вдохновения. Вот оно, мое третье дитя, не рожденное, но приобретенное по воле судьбы, и она, как ни крути, расцветает под моей рукой, под моим взглядом, от нашей заботы. Однажды одна приемная мама сказала, что в приемной дочке любишь ту принцессу, которую сама и создаешь. И – да, я ловила себя на том, что мне очень хотелось «сделать принцессу». Вот она идет, такая неуклюжая и разболтанная, дикая и безъязыкая, не умеющая ни шагу ступить, ни слова умного сказать. Но ничего, дайте время, и поплывет она белой лебедью, зажурчит голосом нежным, согреет взглядом умным и лучезарным! Принцесса наша нежилась на солнышке, вкушала морепродукты, перед ужином втыкала в волосы веточку ярко-розовых мелких соцветий, и я самолюбиво отмечала все новые и новые признаки «похорошения». Вон как кофточку к сарафану подобрала красиво! И ручки у нее изящные, с тонкими нежными пальчиками! И рот почти не кривится – по крайней мере, когда не капризничает.

Муж мой по-прежнему не оставлял идею неуклонного и повсеместного интеллектуального развития нашей дитяти. Как говорится, в тепло и в стужу, на море и на суше… Почти каждый день он снабжал девочек какой-нибудь «работой» - решить задачу по математике, или, дабы не упустить гуманитарную составляющую, написать сочинение на заданную тему. Темы по большей части брались текущие – описать прошедший день, или наш городок, или, например, написать все, что знаешь о море. Младшая решала математическую задачу, как обычно, минут за пятнадцать, потом еще полчаса «творила», предавая бумаге свои мысли, и убегала на первый этаж отеля – болтать с персоналом на неизвестном, но понятном обеим сторонам языке. Старшая же долго вздыхала, бросала ручку, снова вздыхала, комкала и рвала бумагу, потом решала задачу, потом исписывала пару листов и тоже шла «тусоваться». Муж читал написанное, по большей части хвалил Старшую – «за старание и попытку выразить интересную мысль», беспощадно ругал Младшую, «потому что может гораздо лучше». Как бы там ни было, жизнь шла своим чередом, и когда я сидела на балконе и смотрела на море, то чувствовала себя счастливой. У меня есть это море. И эти горы. И цветы – розовые, яркие, благоухающие…


                                                                            Продолжение следует....


From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

March 2014

S M T W T F S
      1
2345 67 8
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 09:21 am
Powered by Dreamwidth Studios