tatiana_gubina: (моя)
[personal profile] tatiana_gubina

Прочитала о том, что вот летели люди в самолете, и шел стюард с мешком для пожертвований – деньги собирали на помощь детям – и никто из летевших денег не дал, кроме автора поста. И ей было неприятно, и стыдно за соотечественников, поскольку рейс был из стран дальних и теплых, и люди на нем летели откровенно не бедные. А у меня давно в мозгу стучит на эту тему, вот и подумала, что надо, наверное, собраться с духом, и написать.

Сразу скажу – мысли мои не совпадают с мыслями автора того поста. При этом – то, что я тут пишу – это не возражения конкретно ей, и даже не «ответ на пост». Потому как тот пост был о разном, и "о пожертвованиях" там буквально пару строк. Просто вот – зацепилось мыслью. Поэтому специально ссылку на тот пост не даю, чтобы не получилась «полемика», но если автор, которая мне глубоко симпатична, захочет ссылку, я ее тут же дам.

Так вот, о пожертвованиях. Собственно, я хочу сказать, что я в той ситуации, в самолете, денег тоже не дала бы. Почему? Потому. Ход своих мыслей постараюсь изложить. Это все очень субъективно, и я уверена, что в этой теме у всех все по-разному. Тем не менее..

Вообще, мне кажется, деньги даются иногда «рукой», а иногда «душой». «Рукой» - даешь не потому, что тебе кого-то там жалко, или действительно «хочешь помочь», а просто, кто-то попросил, или даже не просил, а "дал знать" – ну порылся в кармане, нащупал там «пятак», протянул руку, да и отдал. Что там у них происходит, велика ли нужда, вникать как-то неохота. Или вот, например, в магазинах на кассе стоят коробочки прозрачные, и написано на них что-то типа «на помощь детям», а иногда и название фонда какого-нибудь написано. Иногда туда проще мелочь сгрузить, чем пихать ее в специальное отделение кошелька, а у некоторых людей так вообще нет кошельков для мелочи, и брякает та мелочь в кармане, пока куда-нибудь не сгрузишь, да вот хоть в ту «коробочку». А уж что там за дети обозначены, на тех коробочках, так в это опять-таки вникать недосуг. Не знаю, найдется ли хоть один человек, который, прежде чем мелочь в коробочку сбрасывать, сходил к администрации магазина, чтоб поинтересоваться – что за фонд, что за дети, куда деньги конкретно пойдут? Вряд ли… Неинтересно. А рука вполне может – отдать. «Я же в принципе хороший человек, я детям помогаю», как-то так…

Ну душой-то, оно понятно. Душой отдаем, когда реально задело, обожгло, когда это не «про то, что я хороший», а про другого человека, которому плохо, которому, может быть, смертельно, и – да, ну хоть чем-то помочь, а может и не «хоть», а вот прям от всей души, сколько смогу реально…

Хотя, если с точки зрения того, кто просит этих денег. Вот если я прошу – помогите, люди, то какая мне, в сущности, разница, «рукой» мне дадут, машинально и не вдумываясь, или «от души»? Я же не сочувствия прошу, мне денег надо собрать, на какую-то очень конкретную цель. И пофиг мне, дают их, корчась от сострадания, или просто эти деньги в карманах мешаются… Главное, чтобы их дали, и все.

Но я сейчас с позиции «дающего». Мне кажется, что даже если это «рукой», то все равно это не совсем так. Все равно когда-то раньше где-то внутри души было какое-то решение. Уж о чем это решение было – о том ли, что я «буду хорошим», или о том, что «делиться надо», или о том, что «грех не помочь», или что «всех жалко», но все равно – что-то когда-то решено. А если было это решение, то было и другое – когда и где я это делаю, и кому, а когда и где – вряд ли. Какие-то рамки, какие-то внутренние, личные такие «целевые программы». Решил, и дальше по ним действуешь. Раз в месяц в фонд, например. Или – вот когда попросят, тогда дам. Или вот коробочка в магазине, не то чтоб машинально, а просто так решил, что буду – в коробочку.

У меня есть тоже такое, «машинальное». Вот вещи, например, которые не нужны или детские хорошие. Их – в фонд. Это точно совершенно не «пожертвование от души». Это «рукой», однозначно. Это я себе, любимой, пользу приношу, себе помогаю, свои шкафы расчищаю, и свою жизнь делаю удобнее и прекраснее. Я ни секунды не стану вникать в трудности тех людей, которым эти вещи достанутся, и я при этом абсолютно уверена, что «той стороне» тоже совершенно безразлично, с какими душевными или телесными движениями кто-то препровождал собранные мат. ценности для их благополучия – главное, чтоб оно было нужным и хорошего качества. Такой «круговорот вещей в природе», и в моем случае «помощь людям» или «сострадание» тут вообще ни при чем. Когда мне за притараненные сумки выдают трогательный значок с надписью «Ты сделал доброе дело», мне всегда хочется объяснить, что значок не из моей жизни, и мне его не надо. Но я этого не делаю, потому что я понимаю, что девочки, которые эти сумки принимают, они-то делают доброе дело, и им важно отдать мне значок. Ну и, есть же другие люди, для которых эти сумки и собранные вещи «двигаются» исключительно болью душевной, и желанием сделать хоть что-то в этом не самом лучшем из миров…

Но что делать, когда тех, кто действительно нуждается в помощи, очень много? Не просто много, а зашкаливающе много? Больных детей, которых может спасти сумма денег, так много, что впору перенаправлять туда доходы от отдельно взятой нефтяной платформы. Может, и хватит…хоть кому-то… Несчастные собаки и кошки воют из сотен приютов, и им тоже помогут деньги, им есть хочется, и одеялко какое-нибудь подложить под хвост… Больных взрослых очень много, и инвалидов, и погорельцев, и тех несчастных на вокзалах, которые замерзают зимой, и… Одинокие старики, больные. Люди в хосписах, которым хорошо бы купить обезболивающего хотя бы… Очень много. Если об этом думать, то можно свихнуться. Можно, конечно, не свихнуться, и по каким-то своим внутренним душевным причинам что-то отдавать. Я так думаю, что если у человека есть в душе потребность что-то кому-то отдать, то он все равно принимает какие-то решения. Туда или сюда. Здесь или там. Часто или редко. Продумав все, или заплакав. Дождавшись просьбы, или проявив активность и напор. Может быть, кто-то это делает хаотично. Но я вот, например, не могу – хаотично. Мне нужно понимать, что, когда и зачем я делаю.

Так вот, если я лечу в самолете. Там как было-то - люди летели долго, они уже покушали, и выпили, и пообнимались в проходах, и еще выпили, а до этого они хорошо так пошопились на пересадке, и, принимая во внимание все вышеизложенное, были в массе своей, судя по всему, в самом благостном и расслабленном расположении духа, довольны собой и этой жизнью, сыты и пьяны. И вот тут – стюард с мешком. Собирает пожертвования для детей. Казалось бы – ну самое время. Насладился жизнью сам – поделись с обездоленным. Вот прям сейчас и поделись, когда ты сидишь, ни фига не делая в недешевом самолетном кресле, и у тебя есть куча времени, чтобы спокойно залезть в кошелек, и отделить пару купюр, или хотя бы монеток, в пользу тех, кто в этом кресле не сидит. Давай уже, клади.

Не положили. И я бы не положила. Потому что лично я воспринимаю такие вещи как разводилово. Не потому разводилово, что фонд какой-нибудь «паленый», или самолетные люди коварно присвоили бы себе деньги. Вовсе нет. Могу предположить, что в этом смысле все было по-честному, и программа настоящая, и дети какие-нибудь определенные.. ну хотя бы – в определенном направлении… А просто… Просто, если у человека есть желание помогать кому-то, то он сделает это без подсовывания мешка под нос, когда он расслаблен и устал. Если бы просто была коробочка, ну хоть у сортира, куда все ходят, это, по-моему, было бы гораздо честнее. Кто захочет, тот положит. А не захочет – не положит, в соответствии со своим внутренним решением, и не надо делать из этого «аттракцион».

Собственно, рациональный расчет в таком подходе, мешочно-самолетном, есть, конечно. Когда долго летишь, то готов «развлечься» чем угодно. Почитать-поесть-выпить, кино посмотреть, с передвижного лотка купить чего-нибудь безналогово-ненужного, детям вот помочь, ага. Мне кажется, что люди, не проявившие интереса к мешку,  просто не захотели играть в эту игру – «развлеки себя своей щедростью и сиюминутной мыслью о том, что ты помогаешь людям». Я бы не стала, как и те люди, которые ничего не дали. Более того, я бы почувствовала себя гораздо хуже, дав денег, чем не дав. Потому как при таких раскладах оказываешься в роли эдакого «богатенького барина», который «от щедрот своих», не думая, не чувствуя ничего и вообще не заморачиваясь, кидает пятак обездоленному, «на вот, у меня ишшо есть».

В целом, для меня это – та самая ситуация:

«- Хочу предложить вам, - тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, - взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.
- Нет, не возьму, - кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы. Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом.
- Почему же вы отказываетесь?
- Не хочу.
- Вы не сочувствуете детям Германии?
- Сочувствую.
- Жалеете по полтиннику?
- Нет.
- Так почему же?
- Не хочу». М.Булгаков «Собачье сердце»
Хочу только добавить, что мне всегда была близка и понятна позиция профессора Преображенского.

Очень хочу подчеркнуть (если вдруг автор того поста это читает), я предполагаю, что она отдала свои деньги совершенно от чистого сердца, и просто потому, что ей это было естественно. Просто бывают разные «фазы», и разные «состояния». С ее точки зрения, люди повели себя «стыдно». С моей точки зрения, люди повели себя естественно.

И есть еще один момент в этой теме, о котором мне бы хотелось сказать особо, уж коль скоро я в эту тему влезла. Собственно, «зацепило поговорить» меня задолго до сегодня, и до этой «самолетной» истории. Пару лет назад мы выходили с детьми из Аквариума, это был чей-то день рождения, и рыбы были разноцветны и фотогеничны, дети любознательны и вовсю клацали новенькими фотиками, короче, настроение было прекрасным, а мысли безмятежными. На выходе стоял лоток с какими-то разноцветными не то ручками, не то карандашиками, и чем-то еще, вполне привлекательным. Над лотком была растяжечка с названием фонда, который занимается помощью больным детям. Очень больным. Я давно знала этот фонд, и знала, что помощь его реальна, и в деньгах они действительно очень нуждаются, и предпринимают совершенно героические усилия, чтобы эти деньги собрать, и спасти жизни. Из-за лотка вышла девушка, очень милая девушка, протягивая нам эти разноцветные штучки и явно начиная говорить какой-то свой текст. Я почти прокричала «Спасибо, не надо!», и быстро утащила всех вперед. Прекрасно понимая, что в глазах девушки могла выглядеть обычной жлобкой, которой жалко полтинник рублей. А я – я просто не смогла моментально перескочить из состояния «все хорошо» к мыслям о том, что где-то есть дети, которые вот прямо сейчас умирают. Может быть, если бы я не знала, что это за фонд, я бы так остро не среагировала. Но я знала. И я… ну да, я живой человек, и неприятно слабый. Вот ты идешь со своими здоровыми и счастливыми детьми, и у тебя все хорошо. И в твоей жизни есть место и время, когда ты находишь в себе силы и мужество думать о том, что не у всех все хорошо, и что есть дети, которым очень плохо, и они, возможно, умрут, но могут и не умереть, если им кто-то поможет… И у этих детей есть родители, которые… Есть место и время, да. Но только не сейчас! Пожалуйста, только не прямо сейчас, я не могу, я не хочу...

Я не знаю, у кого как получается об этом думать. Как и когда. Я знаю, что лично мне, чтобы об этом думать, нужно собраться с силами, и с мыслями и с духом. Потому что это больно и страшно, если действительно об этом думать. И мне нужно… Я даже не знаю, что мне нужно… Но я не могу просто так «повернуть переключатель», и оказаться «там», а потом повернуть выключатель назад, и снова вернуться в состояние безмятежной радости. И я все думаю с тех пор – может, я и правда повела себя тогда как жлобка? Только не «денежная», а душевная? Ну какая фонду, и их больным детям, разница, какие такие сложные и трепетные чувства я испытываю, нужно просто было дать полтинник и все. Просто «рукой», не вникая. Эх, если бы там еще не было этой растяжечки с названием фонда… И если бы эта девушка не рванула к нам рассказать, какими мы сейчас окажемся хорошими людьми, сгрузив пару монет…

Просто обрываю. Нет у меня никаких выводов, никому ничего не хочу ни доказывать, ни спорить ни с кем не хочу. Просто лично я ужасно не люблю, когда меня "ловят за руку", даже из самых благих побуждений. Или нет, не так... Я не могу позволить себе попадать в это случайно, потому что... Потому что нет сил таких душевных. И, наверное, моя позиция - это не только о слабости душевной. У каждого свой путь, и свои возможности.  А если упомянуть о "взгляде снаружи" - что ж, не судите людей, которые что-то не делают. Может быть, они не делают это по каким-то другим причинам, чем те, о которых подумалось.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

March 2014

S M T W T F S
      1
2345 67 8
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 09:18 am
Powered by Dreamwidth Studios